Жизнь клуба

ТИХО

Начало

Самое главное – это начать.

Где же начало этой истории? Хотел сказать, что 9 мая 1981 года или 9 мая 1945 года, но, наверное, нет. Может 22 июня 1941 – близко, но нет. Так, когда начало? Я думаю, начало этой истории – это когда первый раз брат поднял руку на брата. Хотя так можно начать любую историю этого мира.

Итак, не буду описывать, как собирались и организовывали данный мотопробег, не расскажу, как переживали, боялись и скандалили наши родные, друзья и близкие; все было нормально и в достатке. Скажу только, что последний раз виделся с родственниками  в Запорожье тринадцать, а может уже и четырнадцать лет назад; по жестокому стечению обстоятельств так больше и не попал на Украину. Сначала по своей глупости и молодой недальновидности – мол, все еще впереди, – а сейчас не попаду по глупости уже других людей.

Так что ждал и готовился к этой поездке почти год.

Итак, отбросим предисловия.

Старт

Красная площадь, солнце разорвало плотные облака, висевшие над Москвой уже неделю. Ребята из Смоленска в красных футболках «Юнармии», восторженные взгляды окружающих, волнение и ощущение пионерской линейки – как же мы мечтали об этой линейке в школе, – и вот она. На лицах светятся улыбки, в глазах бегают огни. Москва провожает радостно, шумно, суетливо, немного скомкано – Москва всегда спешит, у нее всегда дела.

 

Дорога

Выбрались из Москвы на свежий воздух, на простор дороги. В этот раз в колонне не только мотоциклы, но и автомобили друзей-смолян, прекрасных и отважных людей, они поддерживали все наши «Дороги». Смоленск всегда первый встречает, всегда согревает Душу теплом, и вот, наконец, они сами выбрались в путь.

Дорога потянулась стрелой, уходящей в голубое небо. Наступило время размышлений, ведь только сейчас остаешься наедине со своими мыслями, мелькающими как разметка, меняющимися в след пейзажу. В пути нас встречали города флагами и улыбками, радостью далеких праздников и ушедших митингов – старшие помнят, а молодежь тянется, горит. Особенно запомнился г.Каменск-Шахтинск – небольшой, казалось бы непримечательный, городок. Город, как и многие другие, отдавший своих сыновей Второй мировой войне и хранящий память об этом в мемориалах и памятниках. Но по царившей в этом городке атмосфере, мне показалось, что опять наступил май, вечером будет салют, а сейчас повсюду праздничная суета, улыбки, смех, и разговоры наполняют теплый воздух. Подходят люди, спрашивают, фотографируются, удивляются, рассматривают, детям помладше конечно нужно непременно забраться в седло понравившегося мотоцикла, дети постарше стоят в стороночке и глазеют, боясь подойти. В какой-то момент подходит пожилая пара, женщина ловит мою руку – чувствую волнение на трудных морщинах пальцев, – и со слезами тихо говорит: «Спасибо». Я не знаю, почему так всегда говорят такие вот старички, ведь только им нужно говорить эти заветные слова, ведь только им,видевшим все своими глазами, еще юными глазами, в которых остались боль и страдания того мира, той эпохи…

 

Донбасс

Приближаемся к границе. Чувствуется волнение. На погранпереходе суета среди европейских мотоциклистов, но ничего, все вежливо и спокойно. На другой стороне сразу встречают белые джипы непроницаемостью тонированных стекол. Что там за этими пустыми, каменными «глазами»? Может быть специальные приборы, распознающие секретное оружие русских? – нет, вряд ли: у них и своей-то памяти нет, зачем им наша. Их волнует только пробег до следующего ТО, да заправят их нашим 76-тым или вкусными присадками евро5.

Нас встречают пристальные взгляды НВ-Донбасс, нет в них суеты, только спокойное ожидание. Колонна строится, и начинает движение по извилистым, узеньким дорожкам. Я вспоминаю, как с дедом в детстве на луазике колесили по таким же городкам, мимо пролетали сады и хутора, и бескрайние поля до горизонта. Все родное, все знакомое. Но что-то не так. Очень часто глаза не сразу видят важных деталей: кругом необычно тихо! Нет, не так – ТИХО… Запущенные сады и заросшие домики, такие же маленькие и аккуратные, как в детстве, но темные окна своей пустотой застыли в ожидании; машины, проскальзывающие мимо, – нет, они не спешат, просто проворно перебирают асфальт, не совершая лишних движений; но самое удивительное – это пешеходы. Казалось бы, ну что тут такого? – пешеход на улице маленького южного городка. А и в самом деле, ничего особенного: идет себе по делам человек, но это только на первый взгляд. Здесь их крайне мало, передвигаются парами, от дома к дому, ускоряясь в переулках, скорее даже незаметно, как бы невзначай, просто переходят дорогу и освобождают проезжую часть, пустую проезжую часть, мягко обходят углы и не задевают камешки, лежащие на асфальте, каблуки девушек не звенят на тротуарной плитке. ТИХО.

Мы попадаем в музей «Молодой Гвардии». В высоких залах вспоминаются книги об отважных ребятах, прочитанные в библиотеках пионерских лагерей; только тогда это был страшный далекий враг - серые солдаты, страшные гитлеровцы, чужой и чуждый народ со своей идеологией, которых не будет в солнечном будущем. А сейчас? Только сейчас, приходит боль понимания, что предателями были соседи и братья. Что окружающее ТИХО, на самом деле, – боль и страдание бессмысленного братского предательства.

Злая ирония, глупое дежавю, но те же мундиры, того же серого, мышиного, цвета в своей бессмысленной крысиной жестокости, окружили все вокруг этим ТИХО…

Колонна движется дальше, но ощущение как будто находишься в двух реальных нереальностях. Вот высоты, политые кровью дедов, которые они защищают по сей день; а вот танки их сыновей и внуков, так же стремящихся в последнем порыве защитить своей грудью, своей кровью – «Родину».

И понимание всеобщего ТИХО меняется. Оно звенит жестокими осколками, рассыпанными по обочинам дорог; свистит в острых пробоинах и дырах школ, истерзанных памятников; завывает в камнях и руинах обелисков, не сдавшихся высот; блестит в жестких, уставших взглядах. Это ТИХО сейчас живет повсюду благодаря обычным парням с натруженными руками трактористов и шахтеров, и вопреки серым, мышиным мыслям.

Мы медленно преодолеваем путаницу дорог и выбоины снарядов, выходим ближе к линии разграничения. На холме, бесстрашно возвышается монумент «Политрука», «Батя» все так же зовет, поднимает из окоп, выкопанных в одних и тех же местах, истерзанной земли, разные поколения прошлого и настоящего, в напоминание поколениям будущего. А вдалеке – такие же мирные села, вдалеке – поля и холмы моего детства. И почему между нами – глупое, бессмысленное железо танков?! Почему воздух наполняется не сладким запахом меда, горечью гречихи и акации, жужжанием и гудением добрых пчел, а «сладким» запахом крови, горьким запахом пороха, гудением далекой канонады, жужжанием таких же маленьких, но таких бесполезных и жестоких пуль?! А эти ракеты «Градов», наверное, прилетели из прошлого, ведь от чего же так мало записок вместо взрывателей, записок на русском языке в этой беспощадной доставке, ведь этого не может происходить сейчас. Ведь этого не должно было быть.

В Донецке это ТИХО тоже преследует, нависает. Но оно немного деловое и не случайное. Здесь все не случайное, здесь нет случайных машин, здесь нет случайных прохожих, здесь нет (не осталось) случайных людей, здесь есть только цель. На самом деле, не случайная и родившаяся в братском максимализме, обиде и глупости, а великая и простая цель, о которой мы забыли – это ТИХО.

Почему же вы, братья, не слышите друг друга?! Почему не слушаете сами себя?! Почему мышиные соблазны прокрались в ваши сердца?!

 

Граница

Наиболее странный переход для меня.

Видно, как все торопятся, суетятся, дорога ждет и зовет дальше, там много дел, ждут люди, там тоже ждет нас ТИХО, но оно уже другое – оно «тихо». И все же, каждый медлит, отдавая паспорт, какую-то долю секунды, но медлит. В это мгновение у каждого немного замедляется биение сердца, ведь в нем остался осколок Донбасса, еще один с острыми краями, еще один осколок «Родины». А ведь их там уже скопилось не мало: Первая мировая война, Гражданская, Великая Отечественная, Японская, Вьетнамская, Афган, Ирак, Чечня, Сирия…. зачем  кто-то добавляет еще.

 

Дорога Домой

Колонна змеей медленно выползает на трассу, но это уже другая дорога, пусть и тот же путь. Это дорога в Крым, на Севастополь, это «Дорога Домой»…

Фотогалерея